Dishonored вики
Advertisement
Dishonored вики
1640
страниц
The Heart.png Внимание, спойлер!

Эта статья содержит спойлеры, которые могут испортить вам удовольствие от игры. Читайте на свой страх и риск!

Дневник путешествий (DotO).png

Смотрите также: Дневник путешествий (Dishonored 2)

Дневник путешествий (ориг. Travel Log) — книга в самостоятельном дополнении «Death of the Outsider», дневник путешествий Билли Лерк, в котором она делает записи перед и после выполнения сюжетных миссий.

Информация

  • Дневник путешествий обновляется по мере прохождения дополнения.
  • В отличие от дневников путешествий Эмили Колдуин или Корво Аттано в оригинальной игре «Dishonored 2», принятые Билли Лерк решения во время прохождения миссий, такие как летальное или нелетальное устранение ключевых персонажей, не находят отображения в записях дневника.
  • Так как в дополнении «Death of the Outsider» отсутствует система хаоса, тон записей в дневнике также не меняется.

Записи Билли Лерк

Последний бой

Иконка дневника путешествий Билли.png

Прощение

Если бы Эмили убила меня на месте, я бы не стала её винить. Если свергаешь императрицу, всё погружается в хаос. Многие пострадали, но дело не только в этом, да? Я помогла убить её мать.

Меня пощадили уже дважды. Но я, по крайней мере, смогла хоть что-то исправить. Неужели то же самое чувствовал Дауд? Или чувствует?

Сны становятся всё хуже. Глубже. Иногда я смотрю на руку так, словно её нет, и голова болит так, будто меня кровь. Я всё записываю — просто чтобы держать под контролем.
Через две недели я вернусь в Карнаку. Самые длинные недели в моей жизни.

(Если я вообще туда доберусь. Двигатель страшно грохочет.)


Всё по-старому

Как приятно произнести это имя. Ещё приятнее его услышать. В Карнаке оно теперь звучит на каждом шагу. «Разыскивается Билли Лерк».
Я вышла на связь со своими людьми в городе, расследовала все слухи. Но пока ничего не нашла. Я даже слушала разговоры крыс. Иногда они знают то, о чём все остальные не подозревают... Их голоса так напоминают мне о Дейрдре.

В сундуке я нашла плакат о розыске старика. Много лет назад Дауда искал весь Дануолл, а теперь его ищу я. Надеюсь, мне повезёт больше.


Рискованное дело

Последняя зацепка: подпольный бойцовский клуб, ни больше ни меньше. Возможно, там дерётся Дауд. Может, это и тупик, но мне нужно убедиться.

Выкачать воду из машинного отделения не удалось. От корабля никакого толку. Меган Фостер была бы в ярости... А я нет. У меня сейчас другие заботы.

По чернильному следу

Наконец-то

Он здесь. На моём корабле. Спит на старой койке Антона. Сколько времени он провёл в этой яме в «Альбарке», сколько времени какие-то болваны дразнили его, прежде чем вступить с ним в бой? Они даже не знали, кто он. Называли его «Волшебный Зверь». В Дануолле у него были имена пострашнее.

Не знаю, чего я ждала, но только не этого. Я не знала, как он вспоминает меня после того, что я сделала много лет назад. Но у меня чувство, будто ничего не изменилось. Мы снова в гуще событий, преследуем какой-то мерзкий культ, мстим за старые обиды. Но он постарел. Стал слабым.

«Мне нужна твоя помощь», — он сказал это так, будто я не смогу ему отказать. Но я и не отказала, верно?

Чужой

Детей с младенчества пугают историями о Чужом, чтобы они не шалили. В Аббатстве эти истории рассказывают всегда. Каждая проповедь, каждый Запрет, каждая проклятая служба — о том, как опасно впускать в свои мысли Чужого. Дауд хочет его убить. Больше никаких сказок, никаких предупреждений. Люди больше не будут драться из-за того, что обещала им Бездна.

Я не знаю, как Дауд получил метку Чужого. Не знаю, что ему пришлось для этого сделать и каким он был раньше. Но я помню, каким он стал и на что употребил эту силу. Так что... Возможно, он прав.

Ограбление банка

Всё рушится

Чужой. Долбаный Чужой на моём корабле — он словно ждал меня. Я пишу эти слова рукой, от которой осталась только половина, и смотрю на них глазом, который уже никогда не закроется. Стоит мне прикоснуться к ним, как меня начинает бить дрожь. Всё так похоже на те сны.

Что он видел? Всё — если верить Аббатству. Он должен знать, что задумали мы с Даудом. Зачем отрывать от меня половину? Безглазые убивают за крупицу магии, а я теперь вижу, где именно мир треснул, как зеркало.

Я не просила об этом.

(Чужой всегда так разговаривает? Загадочная сволочь. Не удивительно, что Дауд его ненавидит.)

Много глаз

Дауд любил говорить, что в Дануолле всё переплетено. Что в городе ничего не происходит случайно. Что ж, это верно и для Карнаки. Безглазые могут показаться кучкой громил, которые торгуют костями и жуткими рецептами — но деньги поступают к ним из другого, значительно более щедрого источника.

Мне удалось выйти на двоих главарей — Шань Юня, Тивийскую певчую птицу, и Айвена Якоби, городского администратора. У них есть нож, который убил Чужого, и они хранят его под замком. Но теперь их ключи у меня, и где-то в банке Долорес Майклс есть замок, который нужно открыть. Я разоблачу Безглазых.

Сама не своя

Куда бы ни смотрел этот мёртвый глаз, везде я вижу тени; моя правая рука дёргается и расплывается, словно начинает двигаться сама по себе. Глаз и рука — не мои, но я не могу от них избавиться. Чужой превратил меня во что-то, но я пока не понимаю, во что.

В Дануолле Дауд научил меня, что невиновных не бывает, и дал мне возможность судить людей. Неужели Чужой рассчитывает на то, что я посмотрю на него сверху вниз, как на Карнаку, взвешу его жизнь в этой проклятой руке? Может, он хочет, чтобы я выпотрошила город, чтобы найти его?

Я знаю, что он на меня смотрит. Что ж. А я смотрю на него.

Украденный архив

Нож с двумя лезвиями

Дауд умер. Я — всё, что от него осталось. Я — и этот нож, который я не могу выбросить.

Банк Долорес Майклс был шкатулкой с жалкими секретами, которыми были обложены страшные тайны... Женщина, напряжённая до предела; нож, который она пыталась спрятать...

Чужой сам отдал мне нож. Он хочет знать, что я буду с ним делать. Скоро это узнает.

(Почему у этой штуки два лезвия? Между ними никогда ничего не застревает. Не разбираюсь во всей этой дряни из Бездны).

Снова одна

Сегодня я сожгла тело Дауда.

Когда я покинула Китобоев, на улицах всё ещё росли горы трупов — люди гибли от крысиной чумы. В то время не осталось ни одного человека, который не узнал бы, что такое горечь утраты. Даже Дауд тогда чуть не поддался ей. Но я не должна поддаваться. Только не сейчас. Только не в этот раз.

Когда умерла Дейрдре, прежняя я умерла вместе с ней. Никто, кроме неё, не понимал меня — пока я не встретила Дауда. Он снова дал мне цель в жизни. Когда я покинула Дануолл, я лгала себе, чтобы исцелиться. Но встреча с Даудом снова открыла эту рану. Теперь я надеюсь, что, пока он доживал последние дни, я помогла ему так же, как он когда-то помог мне.


Украденные тайны

В банке я кое-что узнала про аптекаря Сьенфуэгоса. Он был Безглазым — и художником к тому же. Рисовал Бездну и почти выведал, как туда попадают главари банды. Он украл кое-какие документы у Долорес Майклс и отправил их в Королевскую кунсткамеру. Нужно найти их и узнать, что именно он видел.

Его картины тихие, если картина вообще может быть тихой. Тихие, но неспокойные. Он хотел узнать всё, раскрыть все тайны. Он, как и я, вёл поиски. И за это его убили.

Разрушенный ковен

Когда я в прошлый раз была в Садах Кирии, в Королевской кунсткамере обосновался тот же ковен ведьм, с которым я много лет назад работала в Дануолле. Их куратор, Брианна Эшворт, жила там с группой женщин; вместе они проводили странные ритуалы с костями и стеклом. Теперь всё здесь захватило Аббатство обывателей и их охотники на ведьм. Они уничтожают малейшие следы чёрной магии. Возможно, мне повезёт — и нужные мне документы ещё не сожгли.

(Когда Чужого не станет, когда смотрители не смогут пугать им людей, как же я буду смеяться, глядя на крушение Аббатства...)

В мире зияет дыра

Путь к северному руднику Шиндейри

Я никогда не узнаю, что именно видела сестра Роузвин, но что-то заставило её усомниться. Что-то заставило её сохранить ту сребрографию, поэтому я смогла спасти её от огня. Документы из архива, похищенного Сьенфуэгосом, показали мне, где именно Бездна соприкасается с нашим миром. Где именно я могу добраться до Чужого.

Не знаю, что ещё я найду. Слухи и легенды утверждают, что там таится нечто ужасное. То, что невозможно забыть. Правда это или нет, я узнаю, только отправившись туда.

(Что нужно брать с собой, когда отправляешься в Бездну? Я просто всё бросила.)

Покидая Карнаку

С каждым днём Карнака становится всё меньше. Этот переполненный вонючий город теперь превратился в россыпь огоньков на горизонте. Но я больше не могу оглядываться. С каждым шагом Бездна всё ближе.

Здесь тихо. Иногда я не слышу ничего, кроме собственного дыхания, кроме биения своего сердца. Как посреди океана. Чувство, будто миру плевать, вернёшься ты или нет...

Здесь только я — наедине со своими мыслями.

Мой выбор

Все мои поступки вели к этому моменту. В детстве я убила брата герцога. Я предала Дауда. Помогла Эмили вернуть себе трон. Но даже тогда я не чувствовала себя важной персоной. Я просто была ещё одним отчаявшимся человеком, который пытается обрести смысл жизни.

Я раз за разом наблюдала, как рушится мой мир. А теперь отказалась от всего сама. Я лезу на гору. Не знаю, что меня там ждёт. Но Чужой наблюдает за мной — и знает, что я сама выбрала эту дорогу.


К вершине

Тысячи лет Чужой не знал ничего, кроме ненависти. Его убили, чтобы добиться некоей цели. О его желаниях никто не спрашивал. Свет в его мире погас, и его глаза привыкли к тьме.

Я знаю, что такое настоящее одиночество. Если бы не Дауд, оно бы меня погубило. А теперь я иду в Бездну, чтобы сразиться с самым одиноким существом в мире. Возможно, Чужой знает, что мне просто нужен кто-то, кто наполнит мою жизнь смыслом.

У меня ничего не осталось — только обещания, данные мёртвым.
Когда я доберусь до него, то увижу всё ясно.

Местонахождение

Примечания

  • Доступ к дневнику путешествий также можно получить в журнале Билли Лерк в любое время.

Галерея

Advertisement