Оскверненный.png

Грубые костяные поделки  — книга в дополнении The Brigmore Witches.

Текст[править | править код]

[Отрывок из дневника]

Говорят, моя мать была ведьмой, но истина, как часто бывает, зависит от точки зрения и положения в обществе. Да, мать умело готовила яды из редких трав и рыбы-ежа, обитающей среди рифов Пандуссии. Да, она силой или обманом вливала в людей зелья, что вызывали сильные галлюцинации. Да, в ее взгляде была сила, но это была ее собственная сила, а не дар Чужого. Когда человек годами выживает в суровых условиях, а затем возвращается в стадо, которое мы называем цивилизованным обществом, он не может не внушать страх. Моя мать умела многое, но я не помню, чтобы ее умения выходили за рамки порошков, спрятанных ножей и ловких трюков.

В сказках для детей говорится, что некоторые из тех, кто несет на себе знак черноглазого ублюдка, могут перелетать с крыши на крышу, словно воробьи. Другие повелевают армиями крыс или ядовитых мух. Смотрители правильно боятся нас, правильно пугают простолюдинов, советуя по ночам не выходить из дома и держаться вместе.

Но есть и другие проявления его воли. Те, кто служат мне, получают часть моих способностей. Подозреваю, товарки Далилы Копперспун точно так же получают часть ее силы. А еще есть те, кто умеет создавать руны и амулеты. В городе есть одна старуха — ее называют Старой Ветошью, — которая делает резные фигурки из китовой кости. Она связывает их вместе и вливает в них силу Бездны, пока они не начинают стонать, как агонизирующий больной. Я нашел несколько ее талисманов и, касаясь каждого из них, чувствовал, что крошечная часть меня отрывалась и перемещалась в нее. Что получила она? Долгую жизнь? Какую-то иную, неведомую мне силу? Даже не представляю.

Я знал четверых, отмеченных знаком Чужого. И я видел десятки тех, кто мечтал об этом знаке. Видел тех, кто ночами напролет стоял в затхлых прудах или валялся в кладбищенской пыли. Некоторые живьем потрошили животных и сжигали человеческую плоть, считая, что так они призовут Бездну. Однажды я встретил умирающего, который много лет собирал руны и амулеты. Он истолок их в порошок и съел его, воображая, что получит магию амулетов. Его смерть была долгой и мучительной. Я знал женщину из Карнаки, которая скупала амулеты, ломала их на части, а потом собирала снова — и продавала. Я купил один из ее оскверненных амулетов, который, как она сказала, заставит металл ломаться при соприкосновении с моей кожей. Она не соврала. Но каждый раз, когда это происходило, один из моих зубов чернел и выпадал. Лишившись третьего зуба, я отдал амулет одному из своих людей. Сейчас, глядя на его беззубую улыбку, я могу лишь догадываться, насколько покрыты чернотой его внутренности.

Порой я спрашиваю себя: смог бы я внушать такой страх без этих даров? Называли бы меня Клинком Дануолла, произнося это прозвище почтительным шепотом на улицах и рынках, в высоких кабинетах и роскошных гостиных? Надеюсь, что да, хоть это и неважно. Пока я ношу этот знак, я буду использовать любые возможности, чтобы прогнуть этот мир под себя. Это не так трудно. Куда труднее исправить однажды содеянное.

Местонахождение[править | править код]

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA, если не указано иное.