ФЭНДОМ


Глава 2. После второй смерти.

Тяжело размыкаются слипшиеся веки. Стон стал другим, гневным, надрывным. Опускаются сумерки, значит гигант глубин терпел весь день, пока адские машины выкачивали из него жизнь, а вместе с тем и драгоценное сырье.

Кроме опустошенности и тупой, ноющей боли ничего не ощущаю. Не знаю смогу ли идти. Пробую перевернуться на живот. Не без труда, но получается. Значит позвоночник цел. Теперь подняться. А-а-а! Голову ломит, атрофированные мышцы дрожат, а на покусанную ступню, едва обопрешься, пронзает по всем нервам. Но оставаться нельзя. Это гиблое место, тут не выжить, нужно покинуть район зачисток.

Не знаю что заставляет меня переставлять ноги и, держась рукой о стену, ковылять в надежде выбраться.

Ожить после смерти, схватиться за соломинку, для многих было бы самым счастливым что может произойти в жизни. Да только не для меня. Гадкая! Гадкая судьба, за что ты снова выплюнула меня в этот грязный город?

Я его ненавижу. Высокомерие аристократов, грубость проходимцев, жестокость стражи. Ненавижу хмурые безрадостные виды, визгливые вскрики монорельс, утренний холодный туман Ренхевена и горячий пар дыхания индустриального района.

Иду медленно. Тело будто отказывается покоряться воле и двигаться вперед. К тому же, в опускающейся темноте так сложно находить дорогу. Шарахаюсь от каждого звука и шороха, крысы рыщут по углам и закоулкам, готовые сожрать всё что угодно.

Сворачиваю в переулок. Здесь ни фонарей, ни света серой луны, крадусь на ощупь. Переулок глухой, но есть ответвление, туда и иду. Никаких звуков, мертвая тишина и холодная поверхность стен. Что это впереди? Бессмысленно щурю глаза пытаясь присмотреться. Кажется я видел силуэт чьих-то плеч. Показалось? Останавливаюсь. Замираю. Сердце застучало так, что даже прислушаться мешает. Увидеть бы! Крадусь обратно, шаг в шаг, как пришёл. Плечи качнулись. Это зачумленный! Плакальщик! Нужно убираться. Переставляю дрожащие ноги пятясь спиной к выходу из переулка. Только бы не увидел, только бы не увидел!

Сзади доносится болезненный и хриплый звук. Это голос! Из-за угла, прямо за спиной, выходят покачиваясь, еще двое прокаженных. Живые мертвецы! Ломано и неуклюже ступают они словно сомнамбулы. Что делать!? Бежать? Переулок глухой, далеко не убегу. Замереть? А вдруг увидят? Может напасть?

Нет, я видел как остервенело они отбиваются, не боятся ни пуль ни стали, они разорвут меня.

Всё ближе! Надо что-то делать! Глаза бегают, но ни чего не видно. Хотя, вот, что это? Кажется стена рядом чуть отличается оттенком, будто там провал, может ещё одно выбитое окно. Это безумие! С чего я взял! Вариантов нет, я делаю шаг и протягиваю руку. Пусто! И проем низко! Медленно, пытаясь не издавать ни звука пробираюсь внутрь и жмусь в угол комнаты. Зажимаю рот руками и пытаюсь отдышаться. Колотит дрожь. Кажется полуночные скитальцы не услышали меня, хрипят свои проклятья и продолжают слоняться в тёмных улицах.

Первый этаж этого дома сильно погорел. Остались только хлипкие балки держащие своды потолка, на верх ведет кривая лестница. Я чертовски голоден, может на верху можно что-нибудь найти.

Распахиваю створки каждого уцелевшего шкафчика, ничего! Бесполезный хлам и мусор. Осторожно перемещаюсь по горелым балкам, не знаю как они вообще держатся, захожу во всё новые и новые комнаты. Очередная дверь. Скрипит гадина. Придерживаю её обеими руками и отворяю.

Прямо посреди, медленно покачиваясь из стороны в сторону, висит вздернутый человек. Вытаращенные глаза его, остекленели и застыли, язык вывалился, пальцы скрючены. Бедняга. Надо бы помочь, снять с петли хотя бы, но сил мне не хватит, да и острого ничего нет, веревку резануть.

Стоит порыться в комнате. Обхожу тело и провожу зачистку полок и ящиков. Ничего полезного! На полу стоит громоздкий кованный сундук, но он заперт. Может ключ у этого несчастного. Осматриваю карманы болтающегося трупа. в брючных - нет. На шее - нет. Во внешних пиджака - пусто. Во внутреннем кармане сопливая записка с прощаниями и связка ключей.

Один из ключей подходит к замку на сундуке. Ларь с приятным звуком щелкнул, тяжёлая крышка подалась. Внутри деньги, побрякушки и несколько ампул. в пяти ампулах плещется голубоватая жидкость, ещё пять пусты. Рядом медицинская эмблема и инструкция. "Бальзам Пьеро", сказано что это средство от чумы, что оно не лечит но временно купирует боль и замедляет разрушение организма. То что нужно!

Забираю ампулы, сразу осушив одну и иду дальше.

Обойдя весь этаж в одной из крайних комнат я увидел интересную конструкцию. С балкона была прокинута длинная доска до крыши соседнего дома. Наверно когда нагрянули солдаты, кто-то спасался от расправы уходя по крышам. На земле слишком опасно, наверное есть смысл в том чтобы держаться повыше.

Так, по шапкам домов я забираюсь довольно далеко. На крыше следы некогда случившейся погони. Лежат простреленные тела беглецов от которых тянутся засохшие ручейки крови. Их даже не удосужились отсюда убрать.

Недалеко от одного из тел лежит сумка. Порывшись в ней удаётся обнаружить банку консервов и обломанный перочинный нож. Жадными, нервными ударами, раздираю жестянку и поглощаю полупротухших рыбин прямо тут, сидя рядом с холодным телом.

До рассвета еще несколько часов. Слоняюсь по крышам без мыслей и целей. Во второй раз попав на этот свет я опять не знаю, что мне делать.

За эту ночь я видел многое. Проходя по тонкой жерди меж домами смотрел вниз на плакальщиков, выдиравших у себя клоки отторгаемых волос с головы. Видел как крысы копошащейся тучей накрывают остывающее тело и через несколько минут от туши не остаётся ничего, только кусочки окровавленной одежды. Проклятые грызуны перемалывают и кожу и размякшие от болезни кости. Отвратительное зрелище.

Мороз. Стучат зубы и мелкой дрожью колотит озноб. Сейчас самый холодный, предрассветный час.

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.

Fandom may earn an affiliate commission on sales made from links on this page.

Stream the best stories.

Fandom may earn an affiliate commission on sales made from links on this page.

Get Disney+